Флика - Дух Мустанга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Флика - Дух Мустанга » Левады » Левада


Левада

Сообщений 661 страница 685 из 685

661

Стояла в углу левады и думала о своём,о грустном.Но на вид казалась радостной и безмятежной...Вдруг я резко сорвалась с места,пробежала пару метров галопом,потом перешла в шаг,потом в элегантную рысь,а потом побежала что есть мочи карьером.Побегав немного остановилась,что бы перевести дух.После токо как я перевела дух то опять порысила,встала на дыбы и подумала:-Как много лошадей в КСК...Может удастся с кем то подружиться?подумав об этом у меня сразу же поднялось настроение и я опять побежала карьером по леваде с радостной гримассой на лице, Быстро бежав и не смотря под ноги, сподкнулась о не большой камушек,упала, но через 5 секунд поднялась и продолжила бег по леваде с не менее весёлой гримассой на лице,как и до падения...

Отредактировано Сан (2010-06-14 13:46:03)

0

662

Сан
посты не менее 4-х строк.
исправляйте.

0

663

Ммм, жимолость… Тьфу, муравьями все покрылось… Они, оказывается, устроили жилище прямо на стволе. Черт, на морду лезут.
Грендель стояла у забора левады, глядя на куст жимолости, что росла в десяти сантиметрах от деревянной палки, преграждающей путь. Обычно лошадь любила в начале лета лакомиться ее ягодами, но теперь подлые рыжие муравьи лишили ее этой радости. Грендель собиралась повернуться к кусту задом и хорошенько лягнуть его ногой, что бы все муравьи на километр отлетели, а потом подумала, нафига ей это надо? Зачем поступать, как годовалый жеребчик и открыто выражать свою злость?
Рафаиль, как-никак, аристократка, взрослая лошадь, такие поступки ей не присущи.
По-дамски фыркнув, Грендель легкой рысцой понеслась у той части левады, что находилась под сенью деревьев. Неподалеку от этого места произошла небольшая драма с незнакомым ей жеребцом и слепой кобылой.
Грендель сделала вид, что мирно пасется, а сама же стала наблюдать за дальнейшим. Вон молодая ахалтекинка пронеслась позади, чуть взвихрив длиннющий хвост Раф. Грендель дернула им, что бы восстановить гармонию в длинных светлых прядях.
Что-то этот случай с жимолостью сделал ее немного злобной, пусть даже брезгливой. А ведь все так нормально начиналось…
С утра было какое-то, впервые за долгие месяцы, хорошее настроение. Скорее всего, из-за наступления лета. Тепло радует всех, даже Грендель. Даже конюхов она сегодня пинала мягче, чем обычно. Душу так и несло на улицу, поэтому Рафаиль сама вела конюхов к леваде. Точнее, ее первоначальным планом был поход на пастбище, но конюх ухватил по крепче повод, и отвел Грендель к огороженному загону. Кто знает, может вдохновленная скаковая лошадь на пастбище проломит ограду и сбежит к чертям собачьим?
Нет, конюх плохо знает Грендель. Она бы ни за что не сбежала, даже если бы перед ней открыли ворота и дали хлыстом по крупу.  Вселенская любовь к людям и друзья на конюшне - может, вот что держит ее здесь? Да нет, плюньте три раза и постучите по  дереву. Здесь, на ранчо у нее было куча материалов для исследований личности, пусть человеческой, пусть звериной. Давать кубки за лицемерие или радоваться обломам и анализировать чужие жизни – что может быть веселее?...
Но вернемся к реальности, отойдем от прошлого и начнем опять трезво смотреть на мир. Хотя, что в нем смотреть? Человеку, конечно, проще: у него есть Шанхай, что бы снарядить экспедицию и исследовать его, отдаваясь безмерному восторгу и гордости за самого себя. У него есть Эйфелева башня, которую он хочет посмотреть уже на протяжении двадцати лет, но эта работа, семья не дает ему снова стать романтиком и начать собирать вещи в Париж. А что смотреть лошади? А надо ли смотреть лошади Париж или идти по заснеженным горам Шанхая? Да нет, вроде. Лошади нужна вода, еда и кров. Нужна ли ей забота, ласка и любовь? Лошади – по сути, нет, а вот ее личности – может быть. Дикая ЛОШАДЬ ищет путь, а дикая ее ЛИЧНОСТЬ думает, куда идти дальше, предается мыслям, как сейчас ЛИЧНОСТЬ Грендель. Ее сущности было просто необходимо думать, думать и еще раз думать. Лошади-Грендель сейчас было необходимо уединение и единство со свежим летним воздухом, да…
«Эх, хорошо на даче…»

0

664

Удары хлыста по спине, крыса и ужас на лице у людей. Эта лошадь - ужас всех людей? Да нет же, ты просто не любила недоуздки и дрянь, которая болтается у тебя на мордочке. Взрослая кобыла лет 6 шла брыкаясь и болтая головой от чего двое молодых парней с криками отскакивали от острых копыт. Чёрная длинная грива падала на мускулистую красивую шею. Чистокровка вышагивала уже более менее спокойно, но крыса как таковая не исчезала. Дыхание снова восстановилось и ты фыркнув окинула леваду взором, таким холодным, но в то же время ядовитым, прожигая её всю, не оставляя живого места. Заметив двоих кобыл ты исказилось в странной улыбке, больше похожей на ухмылку. Парни буквально подтянули тебя к забору за повод, но тебе не составило труда не сопротивляться, что видимо их и удивило. Карие глаза блеснули на солнце и ты замерла ожидая, когда парень нагнётся и попытается открыть дверь, что он и сделал. Задрав голову вверх Чер резко развернулась, чем опрокинула другого парня и опять получила по крупу. Через несколько минут тот парень, что открывал дверь валялся в грязи и вытирал рукавом лицо видимо ненавидя работу, на которую только что поступил на лето. Ну а кто просил этих оболтусов за тобой следить? Аля чётко попросила одного придурка, но зачем же куча кретинов и недоумков пришла за тобой в этот раз. Недовольно фыркнув ты спокойно зашла в леваду. Отряхнувшись от грязи один из этих молодых людей подошёл к тебе и растянул недоуздок, за что ты его укусила, да нет укусила не за просто так, а за испорченное настроение. Закрыв леваду они вместе ушли, но тихо не крича, видимо поняли, что лучше тут тихо и мирно уйти. ты была вовсе не бешеная или обозлённая на жизнь, просто та, которой эту жизнь ломали всеми способами и остановились только сейчас, посмотреть, что же с тобой будет, да ничего, просто будешь им отплачивать тем же, ломать жизни и мечты, отрывать крылья и топтать надежды. Отца давно не видела, но почему-то и не очень хотелось, ты привыкла к полному одиночеству и взглядам, который думали, что ты либо психованная, либо совсем бедная лошадь, у которой нет будущего, да именно так. Поэтому лишнее обещание с кем либо оставляло свой неприятный осадок не только у тебя, но и у знакомого, друга. Хотя сейчас можно было подумать и о друзьях, которых у тебя нет, а почему? Да всё просто. Сарказм, сатира, странное чувство юмора, шутки, наносящие боль, высмеивающие правду, которая колит глаза, и её видеть не хотят. Ты увидела, как проклятый человек, опять достаёт пусть даже не тебя. Ты сделала крысу на конюха, а тот закричал и махнул рукой в сторону вороной кобылы попятившись и прижавшись спиной в ограду.
Тварь чёрная, отвали. Кто тебя сюда привёл? Уродская лошадь.
Ты всё это слушала, больше не хотела их бить, всё равно всё это бесполезно. Отойдя подальше от него ты нагнула голову и посмотрела на землю. Выдохнув ты посмотрела ещё раз на кобылу. Ты ненавидела людей за их тупизм, который исходил ядовитыми парами от них самих. Голова шла кругом и ты остановилась на середине левады и посмотрев ещё раз на серую громко сказала ей.
Привет, меня Чертёнка зовут, а тебя? Ты улыбнулась и почему-то твоя улыбка была естественной, а не маской как всегда. Осмотрев серую ты повернулась на конюха, который продолжал там махать руками.

0

665

Стало жарче. Серая в яблоках кобыла не спеша попилила в сторону поилки. Под копытами как-то странно хрустела сухая земля, трава припадала к ней, словно раненная, но вскоре снова ставала колом. В поилке не было ничего дельного – в том смысле, что другие лошади, мучимые жаждой, опередили Грендель и выпили все до дна. Лошадь фыркнула, мол, не больше хотелось, поступая как лиса в басне про ворону и сыр. С немного высокомерной манерой в виде рыси с высоко поднятой головой, Грендель отдалилась от бывшего, когда-то полного водой источника, вернувшись в исходную позицию рядом с оградой.
Из размышлений Рафаиль не выходила. По-прежнему парируя умными высказываниями, она наслаждалась путем своих мыслей, помня всю «цепь» наизусть.
- Привет, меня Чертёнка зовут, а тебя? - послышалось откуда-то из реальности.
Вообще-то, Раф не любила, когда ее выводили из самой себя, заставляя что-либо отвечать. Напряженно фыркнув, восстанавливая по обрывкам фразу и признавая, что ее застали врасплох, Грендель как-то рассеянно взглянула на Чертенку.
-М?- как бы расслаблено, словно человек, оторвавшийся от коктейля, бросила Рафаиль. Получилось хорошо.
-Спасибо, долгие годы тренировок. – заявил мозг.
-Грендель.- услышала она собственный голос.
Знала ли Раф Чертенку? Слышала, может. Может быть. Дочь Черта, нет?
А по имени не скажешь.- усмехнулся разум. Грендель тихо рассмеялась его шутке.
Тем временем взгляд весьма удачно подметил – перед Грендель такая же скотина, как и она сама. Битая не раз,  разочарованная в людях – очередной тяжелый случай. Раф была довольно – скотин и тварей она любила. Единственная разница между Чертенкой и Грендель, пожалуй, то, что Грендель стремилась изучать людей. Да, именно изучать. И конечно, бить, кусать и выигрывать на скачках.
Грендель посмотрела на Чертенку. Мускулистая, словно никогда не выходящая с плаца, она, безусловно, производила впечатление. Свет красиво падал на гриву, в то время как пшенично-серая грива Грендель лишь скромно поблескивала на шее.
Устала она что-то. Кобыла положила голову на ограду и блаженно прикрыла глаза. Иногда хотелось завалиться и ни о чем не думать. Да, ни о чем не думать. Ни о людях с их бзиками по поводу лошадей, ни о лошадях с их бзиками по воду людей. Что за вечная вражда? Не устраивает это смешное прямоходящее существо, дай между ног и вали отсюда. Не устраивает это четырехкопытное средство передвижения – плюнь и продай к чертям, как продали Рафаиль – тихо, вписав в анкету «любит детей, не кусается, крайне спокойна». Затем ее перевезли сюда, на ранчо и крайне возмутились, увидев в фургоне норовистую и циничную тварь.
«…Вот такие пироги…»

0

666

Скрутив свою же шею баранкой ты подошла к Грендель с другой стороны. Ты внимательно осмотрела кобылу, она была для скачек, как и ты, но её породу ты узнала сразу. Орловский рысак, она немного по массивнее чем ты и казалось, что даже крупнее, а ты же Чистокровная верховая была не столь большого роста, но мускулистая и сейчас откормившись хорошо выглядела. Вы с этой лошадью даже по-твоему были одного возраста. Вдруг нахлынули неприятные воспоминания, ты прижала уши и посмотрев на размечтавшуюся собеседницу, как и ты впрочем быстро поставила их. Солнце припекало тебя из-за наверное твоего чисто вороного цвета, без единой отметины, это конечно было очень красиво и твой экстерьер ценили и наверное из-за него и держали. За характер, который был невыносим тебя хоетли пристрелить, но уже дважды привозили на бойню, а там из-за внешности и жалости не убивали, да никто не спорит, да ты и сама прекрасно знаешь, что была хороша и красива, только эти шрамы на боках портили твой вид. А шрамы были почти что от всего, что было у человека под рукой. Решив больше не вспоминать плохое и то, от чего выворачивало ты насторожившись задрала голову вверх и снова посмотрев на Раф фыркнула и сказала махнув хвостом и отгоняя назойливых мух прочь.
Ты давно тут? Скаковая?
Твой вопрос звучал как ответ, но всё равно, тебе было интересно, это было необычно слышать от лошади, которой уже даже своя жизнь перестала интересовать. Грендель была похожа на тебя, что тебя изумляло и очень радовало, ты смотрела на неё как-то по-своему добро. Твои карие глаза некогда застывшими на месте и не показывающие особой жизнедеятельности сейчас сверкали от восторга, который тебя переполнял. Серая положила мордочку на ограду и задумалась, ты спрашивать более не хотела, если лошадь сама не захочет говорить, то ты настаивать не будешь, хотя тебе и интересна эта особа, как личность и может быть в будущем подруга, всё может быть. Опустив голову вниз и сорвав пучок травы ты снова посмотрела на кобылу, а потом в сторону конюшни на зазевавшихся конюхов, которые были удивлены, что ты не подралась с кобылой. Обычно тебя запускали в отдельную леваду, где ты могла гулять и отдыхать - одна, а сейчас двое дуриков привели тебя сюда и ты не подралась, да нет драться просто так ты не с кем не намерена, ты просто не любишь жеребят - подростков, ты можешь одного ударить, но не сильно, не насмерть. Удавливаясь от смеха, один из старших шорников прошёл мимо вашей левады и сорвав сочное красное яблоко с ветки кинул на тебя испепеляющий взор, неужели опять хотят сесть в седло и улететь, куда-нибудь?

0

667

-Живу – давно, но здесь совсем немного.- усмехнулась Грендель, подняв взгляд на Чертенку. Она смотрела очень хорошим таким взглядом – добрым. Но не таким, как у годовалого щенка. А таким добрым, как у ротвейлера – такой редкий взгляд, появляющийся лишь при особый случаях. Ну чтож, кажется, Раф зауважали. Ура, наверное.
-Чистокровная стервозная циничная скаковая тварь, как меня однажды назвал тренер, угу.- хихикнула она. –Очень странно, что ты не узнала такую породу во мне.
Лошадь игриво дернула хвостом. Очень уж ее развеселила мысль об улыбке ротвейлера. Громко фыркнув, Грендель подняла голову и продолжила оценивание новой знакомой.
-Ну-ка, давай я попытаюсь определить кто ты,- услышала Грендель свой голос. Лошадь задумчиво склонила голову в левую сторону, словно задумавшийся щенок, -По твоему легкому шагу и ты менее массивна, чем я, могу сказать, что ты из конкурной среды.
Рафаиль задумалась, как бы продолжить мысль. Оценивающий взгляд перевелся на ноги.
-Потому, что у тебя тренированные бедренные, икорные и лучевые мышцы, – Раф продолжала скользить взглядом по ногам Чертенки, -То бишь верхние части ног, – пояснила она.
Когда Раф жила на конюшне предыдущего хозяина – магната, его сын очень любил читать названия мышц на соответствующей таблице, как раз висевшей рядом с денником Грендель. Она знала все мышцы наизусть, но не часто этим пользовалась – слишком уж сложные у них названия, а утомление собеседника – дурной тон.
Целый день он твердил «Зубчатая мышца, средняя ягодичная, жевательная мышца…»- Так Грендель и заучила все названия. Ее продали прямо перед тем, как сыночек принялся за скелет…
-Хм, да и шея у тебя мускулистая…- Грендель начала обходить Чертенку с видом ученого, -Хм, мышцы крупа тоже довольно мощные, так что точняк конкур.- подвела итог Грендель, подходя к моське Чертенки.
-Ну как? Убедила?- усмешка поползла по лицу Рафаиль.

0

668

Ты сейчас улыбалась, хотя не понимала почему. Карие глаза блестели. Ветер шаловливо раздувал твою гриву ты смотрела на новую знакомому не как собака, больше походила на тигрицу, которая наелась и сейчас перевает пищу и этим и довольна. Серая туча приплыла таки на небо и закрыла солнце, что тебя обрадовало ещё больше, потому как выносить эту жару было мучительно тяжело. Ты захрипев от того, что сделала слишком глубокий вдох обошла кобылу и решила ответить на всё то, что она говорила, она во многом была не права, но это даже не заставляло напрягаться вороную дьяволёнку.
Люди многое говорят, я не буду цитировать их, так как там многое от злобы, зависти и так далее. Не люблю их высказывания, они характеризуют тебя... однобоко, да.
Ты говорила эти слова чуть заведя уши на затылок, любое упоминание о людях заводило тебя сильно, но сейчас тебе просто напросто было не приятно. Поставив заднюю правую ногу на мысок ты расслабилась и снова поставила уши, было очень даже хорошо, что сейчас солнце зашло за тучу, так было легче и не так припекало. а туча была длинная.
Я не из конкура...Скачки и немного конкура, совсем мало. Я Чистокровная верховая, да в конкуре провела два года, но не серьёзно, призы за скачки и медали, но эти побрякушки портили жизнь, до сих пор о них вспоминаю, а сейчас давно уже тут, хозяйка мнимая свалила от меня куда-то, так что сейчас стою, да и не жалею об этом, издеваться над этими уродцами одно удовольствие и душевная гармония. В конкуре тоже были призы, говорят, что могла бы и мастером спорта стать с хозяйкой, но та продала меня сюда, так что ничего.
Глаза цвета древесины голубой ели, перестали сверкать, ты согнула шею баранкой, как она и была и посмотрев себе под ноги подняла мордочку на собеседницу.
Твою породу я узнала. Ты тут теперь надолго?
Немного с нотками довольного голоса произнесла ты и посмотрела на дальнюю изгородь и потом вновь на серую, ожидая ответа.

+1

669

Габриэль уже второй час бесцельно слонялась по территории ранчо, знакомясь с местной живностью. Казалось, что снова возвратилась в детство, когда они еще жили с отцом, и у него был старый полукровка темно-гнедой масти, за которым так вдохновенно будучи девочкой ухаживала, таскала морковки, кусочки сахара и прочие лакомства. А потом, когда она снова переехала к матери, начался новый учебный год, времени на занятия конным спортом совсем не осталось. Если подумать, что из-за отсутствия времени  не происходит огромного количества важных вещей. Опаздывая на поезд, ты не всегда успеваешь обнять любимого человека, и только растерянно машешь ему рукой из окна вагона. Заваленная работой, ты часто не можешь выкроить время для встречи с друзьями или родственниками. Ох уж это время, а самое печальное, что оно имеет тенденцию утекать и не возвращаться более никогда, разве что обрывками воспоминаний в памяти. Никогда – оно страшное, на самом деле, но в такой день думать об этом не хотелось. Вообще ни о чем думать грустном не хотелось, да и Габриэль сама по себе совсем не была склонна к саморазрушению. Видимо, все эти склонности – избытки переходного возраста и прочего, что женщина уже успела перерасти. С возрастом, начинаешь относится ко всему с более философской точки зрения. Или же просто взращиваешь в себе пофигизм, но это уже как кому нравится.
Так или иначе, в итоге героиня наша, которая, к счастью или нет, не сидела на героине, оказалась возле левады, где, в общем-то, вполне себе так и без ее присутствия не страдали от недостатка внимания две лошади. Задумчиво пошарив по карманам в поисках кусочков сахара, припасенных по памяти еще с утра, но запас которых заметно убавился из-за обилия умных и красивых лошадиных морд, которые, привлекая к себе внимание, просто не могли без лакомства остаться, да и собственное едва заметное чувство голода заставляло периодически кубики рафинада в рот отправлять.
Задумчиво подойти, опираясь на ограду и, чуть щуря светлые глаза, наблюдать за животными, в общем-то, не имея никаких пока что дальнейших планов.

0

670

-Кто знает.- Выдохнула Грендель, посмотрев куда-то назад, невольно и неосознанно.
Она повернула голову к Чертенке, потом снова завернула назад – она что-то заметила. Хм. Человек. Всего лишь, подумала Раф, переводя взгляд на свою собеседницу.
Хотелось увидеть ее реакцию. Ненависть к людям Раф поощряла, поэтому испытывала приятное ожидание.
-Что же, солнце уже не так припекает…Воды бы выпить….А то язык уже пересох. – на этих словах Грендель потянулась за травой, казавшейся такой сочной, но нет, попробовав ее на вкус Рафаиль испытала лишь разочарование. Может, фруктов отыскать? Лошадь начала лихорадочно искать источники жидкости. Дрянные конюхи, это они специально вывели меня в самую жару. Тьфу ты, что за личности? Ну ничего, им от меня сегодня еще будет…
Прошла еще минута. Прикрыв глаза, Раф переминалась с копыта на копыто и фыркала, выветривая пыль из ноздрей. Забавно, еще несколько месяцев назад она хотела этой жары…
-Пойдем в тень.- выдохнула она. 
-Не надо было так налегать на соль в деннике. – Сделал замечание мозг, когда Раф уже направлялась в тень деревьев, пригнув уши и закрыв глаза. До них было недалеко, поэтому Грендель позволила себе такую роскошь, как движение вслепую.
Она вспомнила слова Чертенки про то, что издевательство над людьми – это гармония. Именно этой гармонии хотелось Грендель. Она вспоминала летние холодные вечера, проведенные в полях рядом с горами, куда ее водили тренера. Запах травы, хвои, растущей в горах давали ей такую гармонию и эйфорию, что ей хотелось сбежать.
-Но ты ведь одумывалась вовремя, не так ли?- съехидничал мозг, подтрунивая воспоминания, -Разве ты тогда забыла о своей миссии?

0

671

-------------Начало игры------------
Большая коневозка белого цвета с зелеными полосками на кузове приблизилась к большому зданию,новому дому Наркотика. Ее сразу можно было отличить от обычной коневозки, ведь на боку у нее был изображен знак общества защиты животных. Насколько знала Гордая, этот знак представлял собой большую зеленую панду, окруженную зелеными полосами с обеих сторон. Еще были какие-то символы, но так как лошади не умеют читать и вообще различать человеческие буквы (а Энджел не исключение), кобылица не смогла разобрать, что же там такого загадочного.  Да и не больно -то было интересно.
Главное сейчас - это воспоминания. А еще главнее - это не потерять их насовсем. Пускай они глубоко засядут в голову и остануться там навечно. А ненависть к людям все больше будет кипеть. Это горячее желание проснулось в Пыли с того момента, как она впервые увидела смерть. Точнее самой смерти она не видела. Но твердо знала, что люди сделали тогда,год назад в Англии.
Наверняка они так же отняли жизнь моей матери. - размышляла Даст. Мерзкие создания. Нет, не будет им моего прощения. Не получат никогда моего таланта. Пусть надеются, но надежда будет напрасна, а усилия тщетны. Они никогда не увидят меня в действии. Лишь тогда, когда сам Дьявол заберет мою душу и с громким хохотом я унесусь прочь, по проклятой дорожке.В Ад.
Становилось все жарче и жарче, да и к тому же все сено было съедено, а в окно смотреть уже давно наскучило. Да и что интересного там можно было увидеть? Ну деревья, ну траву с цветами. Что в этом особенного? Да, природа однозначно не привлекала взгляда Пыли. Ей она уже надоела. Все эти тошнотворные яркие цвета, поблескивание реки где-то вдалеке. Это все не принадлежит сердцу Энджел. Она просто вбила себе в голову другое.
Наверняка ее везли на новый ипподром. Это однозначно, так как ей вряд ли где-нибудь нашли место. Странно, но в этой жизни ей вообще нет места. Везде-то она чувствует себя лишней. Она чувствует, но чувствуют ли это другие? Но нет. На своих ошибках учится. И прежнюю ошибку она не повторит никогда. Не сломается. Уж лучше умереть,чем скакать по проклятой дорожке. А и Бог с ними. Все равно ведь умирать придется.
Да, сломаю себе ногу, они отведут меня подальше от конюшни и всадят мне пулю в лоб. - усмехнулась Даст, хотя другие,наверняка, при таком ходе мыслей ужаснулись бы. Так все мы кончим когда-нибудь. Судьба, судьба..Ты неизбежна.
Пока Серебро размышляла, коневозка уже подкатила к дверям КСК, а сама кобылица уже представляла в голове ужасающие и одновременно милые сердцу картины. Она даже подумывала над тем, как бы неудачно сойти с трапа, вывихнуть ногу и посмотреть на реакцию людей. Наверняка тут же пристрелят. Все равно уйдет она, смеясь в глаза людям. Но Энджел даже и не подозревала, какая судьба ждет ее...
Снаружи доносились какие-то голоса и видно было,что там суета. Да и к тому же мотор зоглох, что заставило Даст сильно насторожиться и проявить хоть какой-то интерес к происходящему снаружи.В коно ничегоь не было видно, так как то находилось с солнечной стороны, а люди стояли с проивоположной. внезапно дверь коневозки распахнулась и Энджел осветило солнечным светом. Кобыла дернула шеей и прижала уши.
Тише, девочка, тебя здесь не обидят. - ласково произнес выводящий ее человек.
Но Даст не верила. Ни единому слову. Она просто не могла смириться с тем фактом, что люди вообще умеют говорить правду. Они огромные лгуны и чаще способны обманом заполучить то,что хотят. Человек приблизился, а Пыль угрожающе клацнула зубами и ударила задней ногой по стенке коневоза. Тот жалобно загрохотал и чуть пошатнулся. Но удар был еще слабый. Кобылка прижалась крупом к стене и никак не позволяла себя вывести.
Но после совместных усилий нескольких человек, ее удалось буквально вытянуть из коневоза и вывести на улицу. Протопав по трапу, Даст оказалась внизу. Уши были прижаты, а в глазах играл злой огонь,ясно говорящий людям о недобрых намерениях.Постепенно Энджел начала вслушиваться в болтовню людей. Авось, что и поймет.
Это она? - спросил человек с большими усами.
Да, Angel-dust, дочка Орчида, испорченная чистокровка. - произнес мужчина, державший Даст за недоуздок и косо поглядывающий на нее.
Испорченная говорите? - наигранно любопытным тоном спросил усатый. Тогда ведите в денник. Пусть там остынет.
А денник-то еще не готов. - сказал молодой юноша - конюх, только что выбежавший из конюшни.
Значит в леваде перетопчется. - протянул усатый и почесал подбородок. Туда ведите.
В следующий момент оба ушли, оставив Даст наедине с мужчиной.Тот что-то злобно пробурчал себе под нос, но спорить не стал и потащил Энджел в леваду. Кобыла постоянно вертела головой и старалась укусить незадачливого мужчину. Но тот умудрялся увертываться, бросая пару ласковых в сторону пыли. так они и дошли. Было весело.
В один момент Даст оказалась в леваде. Спасибо Господи, в ней никого не было, иначе кобыла все разнесла и заработала бы себе плохую рептацию. А неважно. Пусть смиряются. Недоуздок сняли, по -видимому он принадлежал Обществу, и оставили Энджел свободно бегать. Кобылица прижала уши и,скрутив шею "баранкой",боком понеслась к противоположному концу большой левады. Огонь в глазах не угасал,но постепенно кобылица стала "остывать". Даст остановилась прямо посередине левады и стала, как ни в чем ни бывало, пожевывать траву,ни на что не обращая внимания. Пока что. Хотя и заметила.несомненно, присутствие здесь еще двух лошадей и одного человека. Но это мало волновало юную особу.
Офф.Надеюсь, не против если я присоединюсь?

0

672

Офф: нет, я лично не против
Грендель послышала фырканье и обернулась. В леваду завели еще одну строптивую кобылицу, достаточно юную и возбужденную. Она кусалась и пыталась изо всех сил отойти подальше от ненавистного ей человека. Грендель слабо улыбнулась – именно такой она была в жеребячестве – порывистой, словно ветер и всеразрушающей, как ураган силой. Силой, рушащей двери денников, вникающей в азарт скачек, жаждущей  быть самой лучшей. Это были ее собственные качества и Грендель не пыталась сравнивать себя с вошедшей. Да что там с вошедшей, с вбежавшей. Возможность увидеть себя в ком-либо была для Грендель изысканным деликатесом, который она смаковала с удовольствием. Возвращение в реальность было сопровождено мыслью Хм-м-мм, кто повесил здесь вывеску «Междуконюшенный Съезд Тварей»?
Рафаиль продолжала наблюдать за Пылью. Та, словно переключившись, успокоилась и мгновенно принялась за траву. То есть она, как и Раф, была спокойна вне чьего-либо общества. По крайней мере, сейчас. Горячий огонь молодости и силы, подогревающий ее кровь, все еще работал, просто не показывал себя. Его хозяйка приказала ему на время заткнуться, это уже хорошо.
Грендель снова прикрыла глаза, томимая жаждой и жарой. И все-таки конюхи – монстры, усмехнулась она, переминаясь с ноги на ногу. И тут же один паренек, стоящий рядом с забором, заметил как лошади глупо толпятся у поилки и недовольно фыркают.
- Грег, принеси им воды. – сделал замечание мимо проходящий конюх м двухдневной щетиной на лице.
- угу, сейчас…- пробормотал парень. Ему, кажется, не очень хочется сюда заходить, ведь компания в леваде собралась не самая лучшая.
- Давай, перебирай веслами! – повысил голос конюх, ткнув парня локтем в бок.
Грег не спеша пошел к колодцу с ведром. Послышался звук цепи, всплеск холодной колодезной воды и уханье парня. Грендель пригнула ухо, что бы услышать вовремя шаги этого «стажера» с ведром в руках. Молодые годовалые лошадки начали довольно фыркать в предвкушении. Грендель собиралась подойти к воде только после того, как попьют годовалые. Все равно они питаются, как птички, так что опасности остаться без воды у Раф не было. Они, по жеребячьи фыркая и хрюкая, начали тыкаться мордами в воду, стоило ей оказаться в поилке. Грег отошел на почтительное расстояние, что бы лошадки его не убили. Молодые лошади, напившись вдоволь, отошли от воды, оставив там примерно две трети налитого. Грендель подошла к ней, заметив на сверкающей взболтанной глади воды куски травы, фруктов и земли. Вспомнив пословицу про грязный стакан, она презрительно посмотрела в воду, и мордой образовала небольшую волну, вынесшую грязь за пределы поилки. Грендель бросила недовольный взгляд на жеребят, она начала пить. У воды не было той сладости, которая была у горных ручьев, но то ведь лучше, чем ничего.
С холодного храпа стекали капли воды и Раф отошла на свое прежнее место, с явно довольным взглядом. Такой взгляд бывает у кота, съевшего полкило сметаны. Или  у Грендель, выпившей  половину воды из полки.

0

673

Ты даже не дёрнулась в ту сторону откуда пришла новая молодая кобыла, ты безразлично и хладнокровно относилась к молодым лошадям, так как считала, что они тупы настолько, что могут разбить себе голову об бетонный пол только из-за того, что им съездили хлыстом по крупу. Выслушивать жалкие сопли про то, как их вечно кто-то обижал или скольких людей они угробили ты тоже не желала, так что очередная истерика в другом конце левады не произвела на тебя ни малейшего впечатления. фыркнув ты посмотрела на человека, который и к тебе поднёс воду перед этим плюнув возле ведра. Тебя это порядочно перебесило и как только он отпустил ручку ведра и с наглой ухмылочкой потяпал в сторону двери в леваду ты так же степенно закрыла ему своим телом проход и подняв голову начала рассматривать небо про себя ядовито замечая - "Какое небо голубое, какое солнце золотое, а ты сейчас сдохнешь, какая нелепая штука." С этими мыслями ты посмотрела на растерянного мужика, а тот уже схватил с земли ветку и начал ей размахивать у тебя перед носом, ты с печалью в слух заметила немного прижав уши.
Жалко я лаять не умею, а то бы сейчас зубами вцепилась в твою руку...собаки...
Это предложение означало лишь то, что парень зря так с тобой поступил. Из дальнего угла левады послышался взвизг и крик старика и Сашки. Ты повернула голову. Там и вправду стоял Саша и дед, которого ты отлично помнила, он тебя часто выводил из денника и куда-то всё время вёл. Змеиная улыбка, ты готова была сейчас его прикончить, но поняла, что глупо всё это и просто развернувшись ударила задом по плечу человека, не сильно, но этого хватило для перелома ключицы. Зачем плевался как верблюд? Зачем провоцировал тебя? Ты вспомнила отца на мгновение и взор опять стал холодным, потом развернувшись ты подошла к ведру и сделав несколько глотков ушла в тень деревьев вместе с Грендель. Эта кобыла была интересной и с ней было о чём поговорить. что обсудить, ну допустим можно было поинтересоваться откуда она сама родом и чем её интересуют люди. Молодая кобылка прыгала с людьми как сивка-бурка, но тебя это даже рассмешило, хотя ты постаралась. что бы этого не заметили. Вопрос в голове появился как-то сам и ты решила его задать. тебя никогда и ничто не смущало.
Как ты думаешь, Грег, у неё тоже было ужасное прошлое и эта кобыла - колека? Меня достали одни и те же истории. И вообще, что тут жеребята делают.
Под жеребятами ты подразумевала как раз Ангельскую-пыль, так как она была совсем молода, тебя совершенно не напрягало то, что эта кобыла сейчас может к тебе пристать и что-то вякнуть, ты не могла вспоминать себя такой же, хотя это было сравнительно недавно. Так же привезли сюда под видом испорченной и в тот же день на тебе разбился молодой парень, печально, но это же всё таки жизнь. Карие глаза излучали соболезнование и негодование, было нестерпимо больно за ней наблюдать, но ты не прекращала это делать. Она не подойдёт сама, характер очень похож на тебя в детстве, ты бы тогда ни к кому не подошла, а если бы и подошла, то ядовито обсмеяла его или её и удалилась унизив ниже плинтуса, сейчас же ты можешь и так сделать, но в чём виноваты лошади, которые совсем не знают тебя, не знают твоей жизни и даже отец и тот старался тебя осудить за то. что ты просто на просто стала как он, а может и хуже. Чёрт был может и сильнее, но сейчас тебе было не до таких воспоминаний, о таком можно было думать в гордом одиночестве, а не с кучей лошадей в леваде. Чер поставила уши и посмотрела на Грег ожидая ответа, хотя даже не ответа, а её сугубо личного мнения.

+1

674

Когда лошадь отвела взгляд от Ангельской Пыли, она посмотрела на Чертенку. Точнее, на ее реакцию. Всегда так. Грендель любила наблюдать, как оценивают ситуацию другие. У Чертенки несколько раз поменялся взгляд. Он  выражал какие-то не совсем добрые эмоции, но в конце-концов присмирел, как конь, чьи удила потянули назад. Явно Чертенка тоже была погружена в свои мысли, может, вспоминала кого-то.
- Грег, у неё тоже было ужасное прошлое и эта кобыла - колека? Меня достали одни и те же истории. - фыркнула Чертенка.
-Ну, потому, как она брыкается, я бы не назвала ее калекой. – выдохнула Грендель, опять посмотрев на вошедшую, – А "тяжелая жизнь" – это возрастное. Молодая лошадь частенько не понимает, что те «муки», через которые она прошла, порой просто одна десятая того, что ей придется пройти, вот и ломается раньше времени.
Раф задумчиво посмотрела куда-то в сторону, но не куда-то конкретно, а как будто сквозь, как смотрят все существа, развивающие свою мысль.
- Вот почему так много подобных историй. – наконец выдохнула она, тряхнув шеей, что бы длинная не стриженная грива лежала на одной стороне шеи.
Грендель была довольна своей собеседницей. Чертенка казалась ей непоколебимой особой, которая, кажется, считала, что служение людям – это тупик для лошади. Что же, Рафаиль тоже так думала, чего врать. Правда,  люди порой смешили ее, разочаровывали, чего они только не делали. Грендель чувствовала себя как на представлении в театре. Вот в этом акте выйдет конюх, а после антракта в деннике будет опера с увольнением конюха.
- Жеребята? Ты еще спрашиваешь? – Грендель с усмешкой показала на тех самых молодых лошадок, бьющих копытцами об поилку. Несколько работников отвели нерадивых лошадей от греха, ведь новая поилка стоит дорого.

Отредактировано Грендель (2010-07-20 13:53:54)

0

675

Серая ответила очень интересным ответом, хотя философии тебе в жизни хватало ты почему-то к нему прислушалась, хотя доверяла решение таких "проблем" только самой себе и более никому. Подойдя к забору ты сначала положила массивную голову на него и задумалась, несколько минут простояв в тишине ты изогнула шаю и зубами начала елозить по металлу, хотя был и скрежет он чем-то напоминал тебе о песни твоей же души, она была для иного такой нелепой и даже противной до боли и комочков в горле, а для кого-то Райской песней и усладой для слуха, но для тебя это было выражение твоих эмоций и настроения.
-  Вот почему так много подобных историй.  – наконец выдохнула она, тряхнув шеей, что бы длинная не стриженная грива лежала на одной стороне шеи.
Ты вздохнула и призадумалась над этим предложением, вообще по своей натуре ты любила размышлять и ещё как не странно это казалось любила быть в стороне от всех - незримым наблюдателем, чьи высказывания просто так не колышут воздух, а несут некий смысл и смысловую нагрузку. Вороная встала поровнее и только поставив на мысок заднюю правую ногу посмотрела в небо, там пролетала стая птиц. Таких свободных и истинно верящих в эту свободу в отличии от тебя, той, чья вера и надежда стояли в загоне и любовались небом с тобой. Через несколько минут ты заговорила.
Калекой я её называла не в том плане, что у неё что-то с телом, а с психикой, только посмотри, хотя вспоминаю себя и сравниваю. Ведь нельзя же сравнивать несравнимое, хотя нет испорченная это да, но другая, совсем. Ладно. - Ты повернула голову набок и в твоих глазах блеснул азарт и капелька интереса с большой примесью гордости. Странной лошадью ты была. Испорченной? Нет. Так про тебя никто бы не сказал тут из тех, кто действительно тебя знал. Ты была не испорчена, а обманута, теми, кому доверилась и теперь убедилась, что доверие - очень дорогого стоит, дороже золота.
Истории похожи из-за того, что главными героями в них становятся люди, а они в большинстве своём схожи по нраву и характеру, хотя на этот счёт можно долго спорить, не так ли? - Твой вопрос звучал как ответ, но всё же ты его задала. Ещё раз окинув взором молодую кобылку ты убедилась в том, что ты про неё сказала чистая правда и что из-за людей ей становиться ещё больнее, а эта боль не выходит, а сидит в ней и прожигает то самое из-за чего она тут находится - душу и сердце, хотя и у тебя эти двое почти в полуживом состоянии, но терять и то и другое ты не сможешь, так как прекратила "игру в одни ворота" и принялась отвечать им так, что от тебя решили отступить и оставить тут, как прекрасную представительницу Чистокровок. Всматриваясь вдаль ты видела много фигур, но для тебя это были лишь новые фигуры в этом мире, более ничего.

0

676

/-Травма в плане морали…- Грендель задумчиво склонила голову в бок, - Пффф, не знаю. Не мне судить.
Далее последовала тирада о людях. Люди… О них столько всего сказано, что уже язык отсох высказывать свое мнение насчет этих двуногих созданий.
-Это как со смыслом жизни, прости меня за это сравнение. -  лошадь продолжила свою мысль вслух, -Есть много версий, у каждого своя… Прости за пафос,
В глазах загорелся огонек.
-Да, люди могут причинять боль, дарить радость и еще много чего. Для этого он и приручил лошадь. Для этого мы пошли за ними, когда они, поставив копье позади себя, протянули яблоко, как знак мира. Лошади сделали свой выбор – пойти за людьми. Раньше, много лет в их разум и не проникала мысль не подчиниться. Это сейчас пошли конюшни, где каждая вторая лошадь хочет сбежать. Но и человек не идеален. И его разум со временем помутился. Фух, в общем, все мы – хороши.
Грендель долго смотрела куда-то сквозь, ее речь, как музыка, звенела в ее ушах. Но затем взгляд лошади снова обрел какой-то смысл, пусть даже испуг. Серая покосилась на собеседницу.
-Черт, я сказала это вслух? – взвизгнула она. – Если что, извини. Порой задумываюсь, и слова не держатся в голове.
-Кажется, кто-то не контролирует свою философию…- издевательски пропел разум. Лошадь подошла поближе к ограде, немного облокотившись на нее. Воздух был очень сухой и каждый вздох резал ноздри. Можно было опустить храп в воду и не дышать, что бы вода промочила нос. Но, опыт  подсказывал уже пожившей Грендель, что через пару минут вода исчезнет и опять нагрянет сухость. Фу, пыль.… Хоть противогаз надевай. Мимо Раф пробежал какой-то конек, вспыливший и так сухую землю. Вся пшеничная грива лошади была в грязно-желтой, может, даже желчной пыли – вот такой противный цвет был у земли. Лошадь нервно замотала головой – настолько ей осточертела эта жара. Даже трава, прежде радовавшая глаз своей зеленью, теперь была насквозь пощипанной, высохшей и напоминала по цвету старинный пергамент, на который пролили кофе.
Это все напомнило Грендель те скачки в Сирии – трава была точно такая же, сухая и безжизненная. Дорога, по которой ехала перевозка, была такой широкой.… И чистейшее небо, которое не хотело ограничиваться рамой окна в деннике, было таким бесконечным, что хотелось высунуть туда голову, что бы до вечера искать конец этого небосвода. Тогдашняя владелица - тогда еще не Грендель, а Рафаиль Гидры – дочь кубинского табачного плантатора,  привезла свою лошадь за неделю до скачек. Пожалуй, это была единственная владелица в памяти Грендель, которая знала, что лошадка у нее – не подарок. Девушка, которую можно было уже назвать женщиной, не лезла к Грендель без причины и вообще старалась обеспечить своей орловке как можно больше свободы. Предоставить лошадь самой себе, так сказать. Грендель была довольна. Правда, в силу молодости немного дурная была, чего уж врать.
Конюх решил, что не стоит держать чистокровку в стойле, где собаки уже с выпущенными языками лежат. Вот и взял он красивый узорчатый повод и вывел лошадь погулять. Самой Рафаиль совсем не хотелось никуда идти, и в силу своей упертости она убеждала себя, что, мол, тут не так уж и душно… но в конце-концов вышла, и здравый смысл победил.
Тем жарким днем все лошади стояли рядом с поилкой и никуда от нее не отходили. Работники той конюшни успевали только ее наполнять. Молодая Раф взглянула на сухую, почти мертвую траву и ошалело посмотрела на местных восточных лошадей:
- Что у вас тут с травой творится? Чем же вы питаетесь?!
Скаковая лошадь привыкла к своей комфортной жизни на изумрудных лугах, питью из чистых ручьев и запаху хвои в прохладном ветре. Но здесь было сухо, грязно, пыльно, и сено не нужно было заготавливать – нужно было просто срезать траву и положить в кормушку. Кони громко заржали и после приступа лошадиного смеха радостно указали на какие-то смеси неясного цвета в яслях поодаль.
Как давно это было… Год 2007ой или восьмой….дай бог памяти… – подумала Грендель, вернувшись к настоящему. Казалось, ее воспоминание длилось вечность, но нет – всего каких-то пять жалких секунд.

Отредактировано Грендель (2010-07-21 13:37:52)

0

677

Даст спокойно ела траву, не взирая на то, что происходит вокруг нее. Хотя она просто не могла не заметить "шайку" конюхов, протопавших прямо перед левадой и задержавшихся там на мгновение. Их было около четырех человек. Пыль даже удивило присутствие всех сразу около одной левады. Ведь эти ребята редко расхаживали по конюшням компаниями. Обычно они держались особняком. Но тут наверняка все по-другому. Это тебе не элитная конюшня в Англии.Здесь и порядки другие, и обычаи наверняка тоже отличались. Но по крайней мере глаз Даст не привык видеть что-нибудь подобное, но стоит начать вырабатывать в себе привычку смиряться со здешними странностями. А их, Энджел была уверена, здесь будет предостаточно. Еще насмотрится молодая кобылка всех этих "радостей".
Скоро Пыли окончательно наскучило тупо стоять на месте и пережевывать траву. Ей даже показалось, что челюсти заболели и требовали чего-то иного. Какого-то разнообразия что-ли. Да и ноги уже успели настояться в коневозке и просто кричали, требуя движения. Ведь все-таки этот экземпляр чистокровки довольно подвижен и поэтому немного непоседлив.А может быть это все в силу молодости. И поэтому, ухватив зубами небольшой пучок выцветшей травы, Энджел Даст понеслась короткими темпами галопа по леваде. Как только кобылка сорвалась, один из конюхов, как показалось Энжи и самый молодой среди них, громко присвистнул и что-то пробормотал, обращаясь к своим товарищам. Те загоготали и дружно облокотились на леваду, дружно выпучив глаза на Даст.
Кобыле это не понравилось. Явно не понравилось. Она зажала уши назад, а в глазах заплясали лукавые. Отдав хорошего козла, Даст со всей дури понеслась прямо к противоположному концу левады,как раз туда, где стояли странные ребята. перед тем, как врезаться в забор, Пыль резко затормозила так, что ее задние копыта попали прямо под заборчик, да заодно подняла огромный столб пыли, заставив толпу конюхов дружно кашлять и чихать.
Ты что делаешь, скотина? - первым очухался молодой парниша. Порезвиться захотелось?
Пыль в ответ злобно прижала уши и вытянула серую и сердитую морду вперед.
Ну давай. Ударь меня. - злобно думала Энджел. Ударь и тебе всю жизнь придется раскошеливаться.
Но никто из конюхов не посмел ударить и даже замахнуться на кобылку. И Энджи твердо знала, что так и будет. Они все боятся. За Энджи заплатили крупную сумму и не дай Бог с ней что-нибудь случится. Что вы, это же будущая чемпионка! Да, вот только сама эта "чемпионка" так вовсе не думала. не возлагайте тщетных надежд.
Скорее я сама всажу себе пулю в лоб, чем хоть раз выйду на дорожку! - решила Пыль и ее решение было твердо, словно гранит.
Да, да, она безусловно знала, что жизнь только одна. И в этой жизни им не видать ее. Ее, со знаменитой родословной. Ее, с безупречно чистым талантом. И ее с характером беса и душой, отданной самому Дьяволу и ждущей конца материального тела. Единственная мечта - промчаться по дорожке Ада.
Даст осталась довольна содеянным, а вся толпа, руганувшись, утопала обратно в здание конюшни по своим делам. Кобылка громко фыркнула, то ли от пыли, попавшей в нос, то ли просто от ликования, несомненно занявшего место в черном сердечке. Сама не знала она от чего так тепло стало на душе. Может так всегда и надо? Делать людям гадости? Возможно..
Вскоре кобылица опять вернулась на прежнее место и так же спокойно продолжила трапезу. Она заметилда также, что лошади недалеко от нее как-то странно косятся на новенькую. Пыль решила на сей раз мирно разрешить этот конфликт и поэтому короткими шажками стала направлятся к этим двоим. Две кобылы примерно одного возраста, но разных пород. Как только Даст подошла, она остановилась на расстоянии около двух метров (дистанцию нужно было хоть какую-то держать) и слегка кивнула.
Приветствую. - поздоровалась Аргентум. Мое имя Ангельская Пыль. Могу я знать ваши?
На сей раз это действительно было ей интересно. Нужно было завести хотя бы какие-нибудь знакомства здесь. И это хорошая возможность.
Офф. Вернулась после долгого отсутствия. Давайте теперь играть, не уйду больше.

Отредактировано Angel-dust (2010-08-24 09:52:20)

0

678

--------------Начало игры
Жеребец,нервно перебирая ногами,наматывал,гарцуя,круги вокруг несчастного старика конюха.
-Э...Робёнок,тихххха,тиххха...- кряхтя,умолял старик Тира. И вот,наконец, долгожданные ворота, столь желанные для обоих.
-Обожди немного.Счас,счас,отцеплю...Пшёёёл,красааавец,пшёёёёл. - залихвастски свистнул добряк и конь стрелой промчался мимо в леваду. Пробежал бешеным галопом круга два и,резко затормозив, как вкопанный остановился посередине,широко раздувая ноздри и навострив аккуратные ушки. Он обвёл блестящим взглядом леваду,вскользь прошёлся по людям и лошадям и снова подошёл к воротам. Пожалуй,Тирамису и сам не знал, чего хочет. Его мысли и чувства были спутаны. Новое место,новые запахи,люди и лошади. Жеребец даже не был ещё в своём деннике.Но,оптимистично надеясь на лучшее, Мису ждал будущего,нетерпеливо и задорно сверкая зоркими очами.

0

679

>> да хрен его знает, откуда

-Я тебе говорю, он просто красавец! - распалялся все больше и больше идущий рядом берейтор кого-то там из лошадей, уже как года два знакомый с Химерой и постоянно указывающий ему на каких-либо лошадей. А еще этот гад был осведомлен абсолютно обо всем, что происходило на ранчо, поэтому как только привезли нового коня, он об этом узнал, и, видимо, сходил на разведку, потому как бешено сверкающий глазами человек был похож на какого-то сумасшедшего.
Химера только устало и сонно зевал, потому что нефиг его вытягивать из постели в такую рань, но интерес перевешивал, и только поэтому он шел за парнем, пытаясь проснуться уже на ходу. Да, арабы на ранчо были, но об этом жеребце берейтор говорил с придыханием и чуть ли не с трепетом в голосе. Как так к лошадям можно относится, Лионель тупо не понимал, но когда увидел беснующегося в леваде красавца, вовремя словил челюсть.
-М-да... - протянул Химера, разглядывая араба.
При всей его не слишком большой любви, а точнее в ее отсутствии к этой породе, исключения бывали всегда. Первым стала Хаста, но тут дело было банально в отношении животного к человеку и человека к животному. А этот просто был безмерно красивым, и таких арабчиков Ли еще не видел. Что ж, надо отдать должное, при всей своей красоте жеребец, видимо, обладал не самым простым характером. Что было понятно - горячая кровь пустынных жеребцов, тра-та-та... Услышав имя, Химера саркастически изогнул бровь, впрочем, ничего не сказав. После чего подошел к леваде и встал на ограждение, присвистнув, надеясь привлечь внимание коня.

0

680

Жеребец лихо взмахнул гривой,нетерпеливо хлестнул себя по упругим,лоснящимся бокам хвостом и ,привстав на невысокую свечку, коротким галопом пробежал вдоль ворот,рисуясь.Но окружающим было абсолютно до фени.Это немного оскорбляло.Привыкший к всеобщему вниманию,Тирамису немного недоумевал. Все были заняты своими делами. И потому,услышав тихий свист,резко повернул голову по направлению к источнику сего звука,чуть не свернув шею.К счастью,последняя была слишком гибка, чтоб так просто травмироваться. Жеребец негромко фыркнул в ответ и,прибавляя скорость,затрусил к ограде. Одиночество было настолько страшно,что заставило нахального чистокровку подавить гордость и даже боязнь к мужчинам. Тирамису подошёл к незнакомцу поближе,бочком,кося глазами и осторожно протянул губы,прося чего-нибудь вкусного,но в большей мере ласки.

0

681

-Вот чертяка, а... - тихо себе под нос пробурчал Химера, смотря на жеребца, который явно требовал к себе внимания. Интересно, где ж он был раньше, что так привык? Ну, впрочем, это можно выяснить и потом. С легкой усмешкой смотря на то, как конь на скаку повернул голову и потрусил к нему, парень достал из кармана куртки, точнее, из кулька, что там был, кубик сахара и протянул животному на раскрытой ладони.
В это же время внимательно смотрел на жеребца, даже не смотрел - осматривал, прикидывая, на что он способен и чего от него можно ожидать. Осторожность в нем была, это хорошо, а значит, был и здравый смысл. А этот самый смысл ведет по прямой к присутствию мозгов. А отсюда вытекают сложности характера. А там уже что угодно быть может. И безобидные, в общем-то, конфликты, и серьезные нападения, все возможно. Поскольку Химера коня видел впервые, он не собирался делать поспешных выводов, решив все проверить сам.
Поймав взглядом проходящего мимо конюха, Химера чуть повернул голову, боковым зрением все еще следя за жеребцом, который мало ли чего вытворит.
-Принеси недоуздок! - скомандовал пареньку и только и увидел, как тот прибавил шагу.
Араба он погладил по голове, провел по шее рукой, смотря в темные глаза. Чуть усмехнулся, смотря на довольную морду коня.
-Что, красавец, не понял, что происходит? Лошадям-то, может, и пофигу, а вот на людей ты впечатление произвел, - мягким, тихим и ласковым голосом проговорил Химера.

0

682

Презрительно посмотрев в сторону пришедшего жеребца и человека ты развернулась в ним крупом посмотрев на конюха, который сидел на изгороди и о чём-то явно задумался. Ты привыкла к крику, к бичу, к ударам, к шрамам, которые украшали твою спину и бока, к людям, которые потешались над тобой. Впрочем ты была как и твой отец. Дурная слава ходила о тебе в конюшне и беда была тому, кто приводил и отводил тебя из левады в денник и обратно. Ты мстила, но не всем людям, ты не уважала ни одного из них это точно, поставила себя лидером над этими злыми существами, которых убивала без капли сожаления или же угрызения совести. Ты смотрела на всех людей с презрением, ты не хотела понимать их и не понимала. Может это все твои ошибки мешали тебе поверить хоть одному из них, но несколько раз ты уже верила и когда такое чудо случалось через несколько дней "хозяин" либо исчезал, либо тупо забивал на тебя и ты пылилась в деннике, как никому ненужная игрушка. Твой отец Чёрт, воспоминания были хорошем, но не радужными и приятными, а просто хорошими, ты не видела его примерно пол года, но не волновалась, так как знала он жив, и более или всё же менее здоров, а этого было достаточно. Твои мысли рассеял голос молодой кобылы, которая как и многие другие брыкалась и видимо не любила людей так же как и остальные, многие тут... Ты помедлила, приподняла повыше свою мордочку и повернувшись к ней с натянутой улыбкой, так как улыбаться по-настоящему не было никакого повода и желания сказала.
Чертёнка, можно Чер. Рада знакомству.
Ты ещё раз улыбнулась и на этот раз естественно, но еле заметно. Переведя взор на Грендель ты тяжело вздохнула и продолжила знакомство с Ангельской Пылью. Она была интересна тебе, но ты знала, что у всех тут, а точнее сказать у многих - однотипная судьба и истории.
Как тебе это место? Ты тут недавно?
Твои вопросы не звучали как расспросы, если кобыла бы не захотела отвечать, она могла и сделать вид, что не слышала их. Воцарилась тишина и ты дёрнув ухом сделала крысу в сторону парня и жеребца. Были случаи, когда ты была в одной леваде с жеребцами. потом бедных калек увозили в вет-клинику из-за строптивой кобылы, которая не выносила их присутствия рядом с собой. Только ты успела задать вопрос и начать говорить, как человек вошёл в калитку с недоуздком и подойдя к тебе аккуратно надел на тебя при этом ласково что-то произнося и пристегнув чёмбур потянул тебя за собой. Невольно, а может и нехотя ты зашагала за ним крепко прижав уши к затылку и прощальным взором окинув Грендель и Пыль.
---Поле для выпаса

Отредактировано Чертёнка (2010-10-13 20:51:37)

0

683

Беее,сахар...Слишком приторный и портит зубы.-лениво промелькнуло в голове.Жеребец мягко взял кусочек нежными губами с ладони и задумчиво прожевал.Джельтельмен,привыкший всегда благодарить, Тирамису свил гибкую шею в нечто подобное сбору и степенно закивал головой. Араб увидел знакомого конюха вдали и ,изогнувшись, заплясал, стреляя глазами... Однако в душе червём поселилась тревога. Слишком много мужчин... А он так стремится всегда всем нравиться!Так хочет любви,заботы и нежности... Чтоб гулять по золотистым холмам,пересекать колышащиеся ковылью луга,купаться в реках...Без седла,без трензеля...На одном доверии.А они так любят видеть в нём спортивный снаряд,копилку денег.
-Принеси недоуздок!-как знакомо! Жеребец в тихом,парализующем ужасе, моляще взглянул на незнакомца.
Неееет,только не это...Только не...- но,Господи,кто станет слушать лошадь?!Обычную,хоть и симпатичную, несчастную,доверчивую лошадь, с её страхами и тараканами?!
Но голос успокаивал,навевал дрёму.Конь еле внятно вздохнул и прикрыл глаза. В кои-то веки на него накатилась тёплая нега...
Чтож...Недоуздок - можно...Даже неплохо.Впрочем...лучше даже с железом,чем без человека... Он хороший...наверно. Как же хочется кому-то просто доверять,без оглядок и осторожности...

0

684

-А ты не паникуй, кадр, - промелькнувшее в глазах животного Химера все равно заметил и хмыкнул, пройдясь ладонью по морде.
Он говорил, как всегда, спокойно, тихо и мягко, говорил тупо для того, чтобы лошадь слышала голос, а значит, реагировала. Этот среагировал - подуспокоился и даже глазки свои очаровательные прикрыл. Парень покачал головой и зябко поежился с мыслью о том, что надо валить нафиг с улицы, ибо холодно. Конюх, наконец-то, притащил расшитый всяческими узорами, украшенный кисточками недоуздок и яркий чомбур. На вопросительный взгляд Лионеля парень пожал плечами, а тот только вздохнул. Ну, наверное, так и должно быть. Мол, чистокровка, все такое...
Химера зашел в леваду и покосился на двух стоящих в леваде кобыл. Чертенка. Да уж, достойная дочь своего отца, ведь по конюшне чего только не говорили и об одной, и о втором. Хотя Ли на Черте работал, и не видел у него особых таких замашек не заметил, не считая, конечно, вечно поганого настроения и на этой почве - взбрыков и хождения куда он сам хотел. Ну ничего, потом все же признал и шел безупречно. Конь был очень хорош, и к нему надо было найти подход. На счет этой кобылки Лион даже не сомневался, что оно все так же. Вздохнув, и вернувшись взглядом к коню, парень провел по темной шее ладонью и надел такой себе пафосный недоуздок, щелкнул чомбуром.
-Пошли, парень, посмотрим на тебя.

>> крытый манеж

0

685

-----------------------тоже туда же и за тем же

0


Вы здесь » Флика - Дух Мустанга » Левады » Левада